Вадим Гефтер
Колонки

Как транзитный город стал домом

Вадим Гефтер

В студенчестве я кропал цикл песенок о нелюбимых городах. Алгоритм был общий – здоровая критика каких-то коммунальных явлений, "негораздов" и прочих бытовых наблюдений. В ту пору я довольно много колесил по городам и весям, восторгался камнями и фонтанами. Пытался запомнить названия сакральных улиц и мест. Ах, Невский проспект! Ах, Исакий! Ах, Петергоф… Можно было часами млеть от этих звуков.

Но со временем для меня камни опустели. Города, где у меня не было близких и любимых людей, перестали меня волновать. Я совершенно не интересен туристическим агентам, поскольку свои туристические маршруты я прокладываю сердцем от человека к человеку. 

Днепр был для меня одним из транзитных городов, которые я пересекал в своих поездках. И кроме сокрушения от качества дорог и разрушенных зданий в центре города, никаких душевных порывов не вызывал.

Были какие-то небольшие бизнес-проекты из прошлого века и фестивали авторской песни, которые могли меня заинтересовать. Но как-то мы не совпадали, ни на одном из них не был.

В 2014 году в мой родной Донецк пришла беда. Я оказался в гуще событий. Практически всё происходило на моих глазах, но не прибавляло понимания происходящего. Прогнозы были очень полярные. А когда конкурсы митингов майдана и антимайдана закончились и вместо агитаторов заговорили арматурные штыри, титушки и автоматы, я принял решение уезжать. В ту пору казалось, что ненадолго.  

Этот период я не очень люблю вспоминать. До сих пор не прошло ощущение брошенности и ненужности, равно как и презрения тех, кто не испытал подобного на себе. Руководство Страны просто предпочитало молчать о проблемах переселенцев. И особо ничего не делало. Никаких инструкций или советов, как поступать с бизнесом, что делать с собственностью. И чтоб как-то защитить свою собственность, приходилось часто мотаться в Донецк, что тоже не добавляло особой радости и было крайне небезопасно. Чужой среди своих и чужой среди чужих…

Наступил период неопределённости и пустоты. Необходимо было решать, как жить дальше, где, за что. Какое-то время я мыкался в Запорожье, когда получил приглашение помочь в организации фестиваля авторской песни в Днепре. Задача была особо интересна тем, что именно в Днепре родился Александр Аркадьевич Галич, которого я считаю не только своим учителем, но и одним из ярчайших, если не самым ярким, представителем жанра! Тут-то и пришла пора удивляться. Имея опыт проведения фестиваля "32 мая" в Донецке, я никогда не ощущал, что это нужно ещё кому-то, кроме меня. Город отмахивался и не проявлял никакого интереса, хотя собирались полные залы и приезжали гости со всего света.

Припоминаю, чтоб установить памятную доску нашему великому земляку Юрию Левитанскому, мы пробегали около двух лет, согласовывая в различных инстанциях разнообразные бумажки. К тому же, доска была изготовлена и установлена за мой счёт.

И вдруг в Днепре я столкнулся с особенным отношениям к культуре. Минимум бюрократических издержек. Нужно установить памятную доску Галичу – пожалуйста, нужно разрешение на проведение мероприятия – держите. Это было интересное время, тем более что организация процессов была мне понятна, а максимальная поддержка избавляла от чиновничьей рутины и бюрократического безумия. Очевидно, что бумажная работа не была проще, но само отношение было иным. Как-то незаметно для себя я был вовлечён в новые проекты, нагрузка увеличивалась, и режим "утром – Днепр, вечером – Запорожье" завершился моим окончательным переездом в Днепр. За это время я оброс знакомцами, приятелями и друзьями.

Город оказался совсем иным, чем виделся когда-то. Стал мне понятнее, теплее.

Днепр, как и мой родной Донецк, оценивает человека по делам и талантам. И если ты приходишься ко двору, вполне может стать новым домом. Который уже так просто не захочешь потерять.

Поділитися: